Warning: Declaration of Uniplace_Widget::widget() should be compatible with WP_Widget::widget($args, $instance) in /var/www/user71504/data/www/gdeparfum.ru/wp-content/plugins/uniplace-installer/class.uniplace-widget.php on line 0
Необычные духи

Необычные духи

Рекламные кампании мужской парфюмерии «Lacoste» и «Yves Saint Laurent M7» наделали много шума как среди простых потребителей, так и среди профессионалов индустрии красоты — эти духи провоцируют. Откровенный показ обнажённого мужского тела стал знамением времени прихода новой эстетики и новой манеры подачи бренда: тщательно выверенная доза шока, намеренное попрание принятых в средствах массовой информации табу и смещение внимания от бренда, к его атрибутам, в том числе к рекламной кампании самой по себе.

Условно назовем эту тактику «шокингом». Кстати, в случае парфюмерии это обозначение несёт на себе отпечаток истории. Именно так, «Shocking», назывались духи Эльзы Скиапарелли, великого мастера модной провокации, одной из первых широко эту тактику применившей.

Парфюмерный рынок сегодня перенасыщен. Количество выпускаемых линий возрастает год от года. При этом не появляется по-настоящему новаторских ароматов, сравнимых с революцией альдегидных нот в «Chanel 5» в 1920-х. Никто не отменял «равносторонний треугольник» выдающегося запаха, запоминающегося дизайна флакона и броского названия.

Он существует, но как идея. На практике запах за единичными исключениями оказывается самой короткой его стороной.Необычные духи

Как и в моде, в парфюмерии царствуют цитаты и бесконечная игра в перестановки отдельных нот из их ограниченного набора. Похожая ситуация с флаконами. Вам нужен минимализм и элегантная простота — делаете заказ Фабьену Барону; причудливость фигуративных форм — Сержу Мансо; дорогой респектабельный вид — Пьеру Динану или Тьери де Башмакоффу.

Во всех случаях вы получите профессионально и качественно сделанный дизайн, но он не будет «из ряда вон». Его нужно рассматривать среди общего множества флаконов всевозможных форм, размеров и стилей, представленных на рынке.

Ещё в двадцатых-тридцатых годах XX века парфюмерией перепробованы все варианты названий: от пресловутого «Шанель номер пять» и простеньких «Королевских фиалок» до выспренных «Тайн фараона». С тех пор мы довольствуемся только их вариациями. На 50 лет раньше, чем «Calvin Klein Obsession» от Кельвина Кляйна, брендом «Corday» был выпущен «Posession». «Black Magic» появился в 1945 году, задолго до «Lancome Magie Noir».

За исключением эксклюзивных марок духов, вроде «Clive Christian», некоторых «Creed» или «Amouage», сегодня нет парфюмерии, сильно выделяющейся высокой ценой.

По оценкам экспертов, до 80 процентов парфюмерных линий имеет срок жизни не более трёх лет. Для сравнения: классическими считаются духи, просуществовавшие более 20 лет. Старые ароматы при необходимости снимаются с производства — появляются новые.

Существует и практика выпуска сезонных ароматов, применявшаяся, например, брендом «Yves Saint Laurent» при выпуске парфюмов «Yves Saint Laurent In Love Again», «Yves Saint Laurent Baby Doll» и так далее.

Конечно, формулы изменяются с течением времени, но не бывает так, чтобы модернизация поднималась на щит. Вы никогда не увидите рекламы, скажем, «Guerlain Shalimar — новый улучшенный запах». Чаще идут на создание нового флакона, упаковки, изменение сопутствующих товаров линии.

Итак, мы имеем большое число товаров одинакового назначения, близких по способу изготовления, качеству и цене. У них нет явных преимуществ. Потребители имеют минимум возможностей влиять на эти товары.

Что делать?

«Необходима быстрая и точная коммуникация, которая способна увлечь потребителя, восхитить, очаровать и произвести незабываемое впечатление. Нужны коммуникации, организованные по голографическому принципу, позволяющему даже малой части сообщения сохранять в себе центральную идею.

Необходимо, чтобы эти сообщения, исходящие от товара, сформировали в сознании потребителя устойчивый образ, различимый среди аналогичных в товарной категории, более яркий и привлекательный, чем образы конкурирующих марок». (В.Н. Домнин «Брендинг: новые технологии в России»).

Шокинг, на первый взгляд, кажется великолепным выходом. При прочих равных условиях он является наступательной идеей, способной придать флёр исключительности предложения даже стандартому по остальным параметрам бренду. Вспоминаются успехи Руперта Мердока в повышении тиража своих изданий за счёт шокирующих заголовков, выходящих за контекст материалов.

«Lacoste Pour Homme» — ординарное название, спокойный запах, обычный флакон. Даже мужчина в рекламе — в отличие от необычно истощенных подростков в «Calvin Klein CK One» 1990-х — средних лет и вполне гетеросексуально выглядящий.

Мускулистых мачо в белье встретишь на каждом постере мужской парфюмерии — они приелись. В «Lacoste» представили джентльмена без белья. «Малая часть» общего сообщения, но «незабываемое впечатление достигнуто» и образ явно «более яркий и устойчивый».

До тех пор, пока не появились фото «Yves Saint Laurent M7», где было попрано табу на изображение в рекламе парфюмерии фаллоса. Чёрно-белая фотография, геометрические формы флакона, название — буква и цифра. Ничего лишнего, но очень «голографично».

«Рorno chic ads», как назвал подобные образы «Advertizing Age», и вообще провокационные образы имеют важный побочный эффект. Они создают информационный шум в средствах массовой информации. Посмотрите ленты интернет-ресурсов о моде и красоте, наиболее оперативно отражающие новости индустрии. Сообщение о выходе новой линии парфюмерии займет в них подобающее место.

В то время как новость о рекламной кампании этих духов сама по себе не представляет информационной ценности, кроме случаев, когда в ней участвуют знаменитости.

Если же эта реклама скандальна, у неё есть все шансы создать вокруг себя «спин». Не беда, если более строгие к формату ведущие глянцевые журналы покажут только голову и плечи. Найдется множество ресурсов, где не будут проявлять пуританство. Факт, что рекламу отказался по этическим соображениям печатать французский «Vogue» сам по себе привлекает к ней внимание. Ещё можно заранее дать утечку.

Том Форд, мол, придумывает нечто такое для своих новых духов, что, простите за каламбур, дух захватит!

Скандальная реклама провоцирует дискуссии о допустимости снятия табу, границах морали и роли средств массовой информации в обществе. Параллельно неминуемо возникает более близкий к цели кампании вопрос: каким видится современный образ мужчины или женщины? Вместо обсуждения конкретных достоинств духов, получаем обсуждение глобальных тем, в котором в качестве примеров можно подставить образы кампаний интересующей вас марки.

Работает эффективный в условиях повышенного информационного шума принцип: «Тема выше персоны». От атрибутов парфюмерного бренда перекидывается мостик к общей идее, которую он предлагает потребителю, его ядру.

Провокационные идеи Зададимся вопросом: чем провоцировать? Сегодня есть несколько животрепещущих и частично табуированных тем: секс, насилие, неполиткорректность любого рода, наркотики, насмешки над традициями, политический экстримизм.

Политический экстримизм отпадает сразу. Положим, у вас есть восточный мужской аромат. К нему прилагается концепция: «Для мужчин, в чем-то идеалистичных, но готовых на безумные поступки».

Описание звучит вполне позитивно. И вот вы даете аромату название: в одно слово, ежедневно мелькающее в прессе, понятное сегодня на любом языке. Вы называете его, например, «Shaheed». Дизайнер, руководствуясь маркетинговой идеей «духи нужно всегда носить с собой», придумывает пояс с отделениями для флаконов разного размера. Рождается слоган: «Fragrance of Heaven».

Заказываете плакаты у Ляшапеля. Гениально, инновационно, но cразу вычеркните рынок Израиля. Затем России — у дистрибьютора, который поставит на полки «Shaheed», мигом выплывут проблемы с налогами.

В США на вас первыми настучат в какую-нибудь комиссию конкуренты. В Европе политики будут склонять вас за безнравственность и призовут к бойкоту.

Еcли уж обнаженная Софи Дал в рекламе «Yves Saint Laurent Opium» вызвала гневную реакцию премьера Франции в официальной речи! Реакция Ближнего Востока непредсказуема — от культа до преследования, как в случае с Салманом Рушди. На Дальнем Востоке вас просто не поймут.

Насилие. Не подходит. Парфюмерия должна рождать положительные эмоции. Но, как руководящая идея, ни в коем случае.

Это, кстати, ещё один камень в огород «Shaheed». Хотя, что-нибудь эстетское в духе Хельмута Ньютона, может и сыграть. Особенно в женской парфюмерии. Это современно. Вспомните «Hugo Boss Hugo Deep Red» и усильте образы.

Сильная женщина берет верх над слабым мужчиной.

Неполиткорректность. Может быть, но не сама по себе, а как оттенок к теме «Секс». К тому же она должна быть подана с иронией и без пошлости.

Насмешки над традициями. В эпоху глобализации ими никого не удивишь. Они только заденут часть потенциальных потребителей, но не вызовут шока. Пример: парфюмерия для собак «Oh!

My Dog». Кощунственное название, поскольку «Dog» — это «God» (Бог) наоборот. Но кого оно шокировало?

Остаются секс и наркотики. Именно эти темы прочно срослись с имиджем парфюмерии. Они в основном и используются провокаторами из мира ароматов.

Секс связывается с ароматами уже несколько тысяч лет, со времен Древнего Востока. Сегодня модно обыгрывать тему секс-меньшинств. С одной стороны, в ней уже давно нет ничего запретного, с другой, она вызывает бурную реакцию, споры и пересуды.

Эротизация необычных образов мужчин и женщин тоже подойдет. Худой человек в очках Ив Сен-Лоран снялся для рекламы своих духов, полностью раздевшись.

Кельвин Кляйн показал в рекламе «Calvin Klein Obsession for Men» изможденную Кейт Мосс. Через 10 лет в рекламе парфюмерии «Bijan» появляется модель Тейлор, весящая более 200 килограммов. Обе модели полностью обнажённые.

Вариант: один мужчина и много женщин никого не шокирует. Если сделать наоборот, как Кельвин Кляйн, провокация удастся. Думаете, обнаженный мужчина в «Lacoste» — что-то необычное? Отнюдь.

В одном из рекламных постеров «Calvin Klein Obsession» их было пять.

Наркотики. Химические соединения, которые вызывают определенные эмоции. Их можно вдыхать. Нажатие на пульверизатор вызывает ассоциацию со шприцем.

Между наркотиками и парфюмерией существуют ассоциативные связи. Но не используйте топорную пропаганду — так небольшие намёки, соответствия. Сгущайте туман недосказанности, как у «Yves Saint Laurent Opium».

Атрибуты для шокинга Шокирующие образы рекламной кампании — только одно из полей для воплощения провокационных идей создателей бренда. В случае парфюмерии ими могут в разной степени быть:

Название. История шокирующих названий весьма богата. В 1910 году родители запрещали дочерям душиться «Неразумной девой». Такая вот невинная была эпоха. Век джаза принёс моду на названия с сексуальным подтекстом. Их было множество, как и множество парфюмерных Домов.

Большинство из них успели обанкротиться либо во время Великой депрессии, либо после Второй мировой, исчезли и линии. Живое обсуждение в 1930-х вызывали «Момент экстаза» от Пату, «Святые и грешники» и «Обладание» («Posession»). «Deltah» в середине 1930 был выпущен «Extasy» — тогда он был воспринят неоднозначно, если бы он был возобновлен сегодня — и подавно.

Рандомно подобранные статьи:

НЕОБЫЧНЫЕ АРОМАТЫ ДУХОВ


Методически связанный материал:

Комментарии закрыты.