Warning: Declaration of Uniplace_Widget::widget() should be compatible with WP_Widget::widget($args, $instance) in /var/www/user71504/data/www/gdeparfum.ru/wp-content/plugins/uniplace-installer/class.uniplace-widget.php on line 0
София гройсман: духи, как вино, должны выдержать испытание временем

София гройсман: духи, как вино, должны выдержать испытание временем

     В начале века парфюмера, создавшего около пяти известных ароматов, называли гениальным. Софию Гройсман скромно именуют одной из ведущих: за 20 лет работы в индустрии моды она создала 42 аромата, входящие в двадцатку самых популярных ароматов XX века. Она придумала духи для Ива Сен-Лорана, Калвина Кляйна, Карла Лагерфельда, Лауры Биаджотти, Нэнси Рейган и Элизабет Тейлор. 

— Вас не смущает, что обычно создание духов приписывают заказчику, а не парфюмеру?

— Иногда парфюмеры недовольны тем, что заказчики не называют их имени. Я же на это смотрю так: у меня как эмигрантки из СССР могло и не быть возможности работать в мировой индустрии моды и тем более стать одной из первых в ней. Остальное не имеет значения.

— В журналах мод вас называют ведущей…

— Да, и я вполне отчетливо осознаю это. Приятно, хотя я никогда об этом не думаю. Если бы я была этим озабочена, то уже ничего больше не могла бы сделать. В моем характере — быть недовольной собой. Это помогает не расслабляться.

Еще когда я была ребенком и получала в школе четверки, то очень расстраивалась.София гройсман: духи, как вино, должны выдержать испытание временем Сегодня я по-прежнему считаю, что человек, который думает о достигнутых вершинах, уже не может творить.

— Можно ли научиться создавать духи?..

— Каждый человек может научиться чему-то. Что же касается духов, то можно научиться их делать… Но быть парфюмером, означает быть страстным и очень терпеливым человеком, готовым при неудаче и даже полосе неудач найти силы все начать заново…

Заказчики вкладывают в производство духов огромные средства(даже более значительные, чем те, которые тратятся на производство обуви или одежды). Они также ожидают отдачи. Но, чтобы новые духи вернули эти миллионы долларов, парфюмер должен обладать завидной фантазией.

— Встречаются ли среди парфюмеров аллергики?

— Да. И это просто катастрофа. Парфюмер может устать от передозировки, испытывать страшную головную боль и головокружение.

Но он не может излечиться от аллергии на компоненты, с которыми периодически сталкивается.

— Говорят, что аромат способен уничтожить женщину, если он выбран неправильно.

— Может быть не уничтожить, а, скажем, развеять некий флер, лишить обаяния в глазах окружающих, и прежде всего в глазах мужчин. И наоборот, непривлекательная женщина может стать желанна лишь благодаря удачно подобранному запаху.

Кстати, в моей жизни часто бывают забавные случаи. Помню, в Нью-Йорке я отправилась на встречу, предварительно надев на себя эксперимент (лабораторный аромат). За мной увязался подвыпивший тип. Он преследовал меня несколько кварталов с криками: Остановись!

Я ничего не могу с собой поделать. Что у тебя за духи?

Или другой пример, когда я заканчивала работу над Exclamation, то, также надев эксперимент, пошла за покупками. В одном из супермаркетов ко мне обратились сразу три женщины, требуя сказать им названием моих духов и место их продажи. Они звонили мне в течение двух месяцев, пока наконец духи не появились на рынке.

— Если не секрет, сколько флаконов обычно стоит на вашем туалетном столике?

— На моем столике вообще ничего не стоит. А если серьезно, то ежедневно я обычно пользуюсь разными экспериментами. В зависимости от времени года и настроения я также надеваю старые ароматы.

Журналисты часто спрашивают меня, какие из созданных мною духов самые любимые. Я отвечаю, что у меня нет любимых: духи, как дети, среди них нет нелюбимых. Хотя часто встречаются так называемые трудные подростки: это духи, с заказчиками которых у меня складывались довольно сложные отношения.

— Как часто вы меняете ароматы?

— Ежедневно я работаю над двумя-тремя новыми проектами одновременно. Бывает, что за день я пробую на себе до восьми компонентов. И это не считая уже готовых ароматов, которые я также использую, собираясь в театр или на вечеринку. Так, в Москву я привезла с собой четыре эксперимента, а также духи Magic 1997 года, уже известные в Америке и Европе и посвященные одному из моих любимейших романов — Путешествию на край ночи Луи Фердинанда Селина.

Еще я захватила пару флаконов для своих московских друзей, среди них Eternity, 360° и Tresor.

— Случалось ли вам разлюбить собственные ароматы?

— Да. Но из-за заказчиков. Не всех, кто обращался и обращается ко мне, можно назвать приятными людьми. Некоторые даже, мягко говоря, раздражают. Повторюсь, парфюмер — одна из самых терпеливых профессий.

Но создавая некоторые духи, я столько натерпелась, что буквально ненавижу их.

— Отличаются ли духи 10-30-летней давности от духов под таким же названием, которые выпускаются сейчас?

— Духи, как вино, и должны выдержать испытание временем. Чтобы понять, хороши они или нет, нужно возвращаться к ним через 3-5 лет, через неделю, через год… Так труднее ошибиться.

А есть заказчики, которые хотят, чтобы духи были сделаны в течение шести недель или через три месяца. Мало того, они еще и говорят: Это должно быть нечто, что никто никогда не нюхал. Что стоящего можно создать за три месяца?

Аромат может быть скорректирован, если спустя годы в его составе обнаруживается вредный для здоровья компонент. В моей практике был и такой случай, когда заказчики, по моей просьбе, согласились скорректировать духи, хотя не верили, что в них можно что-либо улучшить. Известные духи не меняют своих качеств и спустя годы остаются такими же, какими они были в день своего представления.

Когда мое Champagne для Ива Сен-Лорана стало Yvresse — изменилось только название, аромат же остался прежним.

— Обычно модельеры с удовольствием называют имена своих именитых клиентов. Интересует ли вас вопрос, кто из звезд покупает ваши духи?

— Для создателей коллекций это важно, поскольку они работают для определенной публики. Я работаю для более широкого круга людей, где звезды составляют весьма незначительный процент. Поэтому для меня это не столь важно. Но я с удовольствием исполняю заказы звезд: мне было приятно создавать аромат для Элизабет Тейлор, бывать у нее дома… И мне приятно, когда звезды пишут отзывы о духах в нашу компанию, называя мои работы самыми авангардными или чувственными в мире.

Один из таких отзывов пришел нам от Нэнси Рейган в бытность ее первой леди Америки.

— Способны ли вы испытывать зависть к коллегам-создателям других известных ароматов?

— Иногда я даже говорю себе: почему я этого не сделала! Это не значит, что я в чем-то завидую. Это нормальный творческий раж.

Хотя случалось обо мне говорили нелицеприятные вещи: к примеру, упрекали меня в традиционном использовании розового масла. Но, во-первых, я считаю, что без розы нет настоящих женских духов, а, во-вторых, такие духи, как правило, всегда продаются лучше других.

Случается принимать комплименты. Например, автор Dolce Vita, последних духов Christian Dior,- мой друг и очень известный парфюмер при нашей первой встрече признался мне: Я всегда хотел с тобой познакомиться, но боялся, что ты этакая злобная стерва. Но я провел с тобой три часа и понял, что только такая женщина, как ты, может создавать такие потрясающие ароматы.

Я просто влюбился в тебя.

— Правда ли, что в своих мемуарах вы намерены назвать известные духи, которые были созданы вами, но приписаны себе другими людьми?

— Уверена, что эта книга станет бестселлером.

Рандомно подобранные статьи:

Брожение вина, этап 1 | Домашнее вино своими руками | Эпизод 5


Методически связанный материал:

Комментарии закрыты.